February 16th, 2010

Россия XXI века: образ желаемого завтра

  

Институт современного развития (ИНСОР), созданный с целью объединения лучших экспертов для подготовки предложений и выработки документов по важнейшим направлениям государственной политики, опубликовали три дня назад интереснейший 67-страничный доклад «Россия XXI века: образ желаемого завтра».


Эксперты описали основные характеристики желаемого состояния политической системы, экономики, социальной сферы, обороны и безопасности, внешнеполитического позиционирования нашей страны в XXI веке и первоочередные шаги, которые необходимо предпринять для запуска движения к желаемому завтра.


«Мы не являемся приверженцами узких идеологических принципов и твердо настроены на всесторонний, равноправный и честный диалог о будущем России» - говорят создатели института.


Полную PDF-версию доклада можно скачать тут.


В докладе можно отметить интересные предложения: отказ от МВД, превращение внутренних войск в национальную гвардию, снижение (а при недостатке конкуренции полная отмена) избирательного барьера и т. д. Есть немного утопическая картина будущего, которая используется для обозначения размытой альтернативы тоталитаризму, и в которую так сильно хочется верить. И есть шаги, которые необходимо сделать для того, чтобы эти футуристические панорамы стали реальностью.


Для тех, кто ещё размышляет о том, читать ли этот интереснейший документ, или нет, приведу несколько цитат из него:


«В условиях растущего ускорения инновационных процессов отставание становится необратимым; точки невозврата страна проходит уже сейчас» (Об этом, кстати, говорил и Малинецкий)




«В начале нового века России предстоит разрешить фундаментальный ценностный конфликт. Ресурсный социум, базирующийся на сырьевой экономике, традиционно располагает к освящению власти и государства – верховного распределителя («дарителя») благ. Вырабатывается отношение к населению отчасти как к обузе, отчасти как к возобновляемому ресурсу (расходному материалу) исторических свершений, титанических производств и т.д., вплоть до понимания социальной массы как предмета политтехнологических манипуляций. Складывается целая цивилизация низких переделов, культура недоделанности; сама страна оказывается вечной заготовкой под будущее правильное существование».


«Если национальное достояние черпается из недр, а не создается людьми, власть превращается в верховного дарителя, а граждане – в благодарных, хотя и всегда недовольных получателей. Наиболее престижным, доходным и перспективным, «поистине государственным» делом становится распределение и перераспределение, а не обеспечение производства и творчества. Главной ценностью оказываются не люди, а структуры, их знаки и персонификации».


«Стратегической ошибкой становится обращение с народом, как с публикой, которой картинка в телевизоре внушает какие угодно мысли и настроения. Слепя других, властители быстро слепнут сами. Систематическое промывание мозгов в итоге приводит к их вымыванию, в том числе у самих промывающих».


«Дебюрократизация экономики требует деэкономизации бюрократии – радикального пресечения получения дохода на выполнении государственных функций и публичных услуг, ликвидации гигантской системы аффилированных окологосударственных предприятий».


«В XX веке нами был осуществлен ряд грандиозных прорывов на уровне мирового лидерства, однако сделано это было на фоне беспрецедентной архаизации политики и социальной сферы, ценой форс-мажорной мобилизации, а в конечном счете – ценой подрыва собственных перспектив, в том числе в плане наращивания знаний и технологий. Это действительно был прорыв – но прорыв в тупик».


«Не исключено, что Россия из-за своих размеров, уникальных природных богатств и человеческого потенциала просто обречена на борьбу за лидерство и особые позиции в мире».


«Меняется система финансирования науки и инноваций. По мере проведения институциональных реформ будет взята на вооружение система, принятая в развитых странах: государство финансирует фундаментальную науку и особо крупные и (или) перспективные проекты, но сроком на 3–4 года; далее если эти направления не подхватывает бизнес, финансирование из федерального бюджета перераспределяется».


Сцены из панорамы будущего:


«Развитие Интернета вынудило печатные СМИ изменить редакционную политику и повысить свой профессионализм. Государство отказалось от практики контроля (как прямого, так и через подчиненные бизнес-структуры) за средствами массовой информации. В качестве рудиментарных остатков прежней системы кое-где еще существует спонсируемая губернатором газета с отчетами о его достижениях, но распространять ее приходится бесплатно: покупателей на нее нет. Зато серьезную конкуренцию СМИ составляют блоги – и известных политиков, и общественных деятелей, и профессиональных блогеров, становящиеся в избирательных кампаниях одним из самых ценных ресурсов. Большинству граждан интересны местные новости – в «желтом» или «качественном» исполнении и наиболее важные события общероссийской политической жизни».


«Российская армия стала профессиональной не только по способу формирования, но и по оснащению и уровню компетентности личного состава. Ее вооружение соответствует требованиям происходящей во всем мире революции в военном деле. Широкое использование информационных технологий обеспечивает исчерпывающей информацией о действиях противника и позволяет наносить удары с помощью высокоточного оружия, находясь за сотни и тысячи километров от зоны конфликта. Интенсивно развиваются роботизированные средства ведения боевых действий».


«Существенным фактором отношений России со странами СНГ является сотрудничество в гуманитарной сфере, в первую очередь – в расширении русскоязычного пространства. Превращение России в лидера модернизации и инноваций вернуло русскому языку высокую популярность: на русском говорит подавляющее большинство городского населения в странах Центральной Азии и Закавказья. Во владении русским многие молодые люди в странах СНГ видят конкурентное преимущество в образовании и социальной карьере. Россия активно инвестирует в подготовку кадров для русскоязычных школ в странах СНГ и другие программы по распространению языка».


P.S. Может надежда на выздоровление всё же есть? «В конце января в Давосе вице-премьер — министр финансов Алексей Кудрин неожиданно начал говорить не о финансах, а о модернизации России. Как выяснили «Ведомости», на форум он прибыл из США, где вместе с другими высокопоставленными чиновниками обучался внедрению инноваций» (новость).